DC: Emergence

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: Emergence » АРХИВ ФОРУМА » Snowflakes [30.12.2014]


Snowflakes [30.12.2014]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

- : Снежинки
- участники // очередность: Рейвен и Затанна
- дата и время: Вечер тридцатого декабря. Скоро стемнеет.
- место действия: Майами.
- краткое описание: Судьба - очень забавная штука. Когда выдаётся момент, можно с уверенностью сказать, что судьбу вершат только те, кто не верит в неё, но когда всё идёт так, как не должно идти, волей-неволей приходится верить в злой рок. Пожалуй, Рейчел знала, чем именно обернётся один из её визитов в Майами, но ведь это мог быть и следующий визит, дата которого была известна только Всевышнему. А получилось с точностью до наоборот - тем, кому суждено было встретиться, должны были встретиться, вот только Рейвен прекрасно знает о Затанне, а та считает её мёртвой. И им определённо есть, что сказать друг другу. И одним из декабрьских вечеров судьба подмешивает в эту историю одного одержимого знаменитой фокусницей человека. Быть может, тот из фанатиков, что не видят логики в своих действиях, быть может один из самых преданных фанатов... его цели это не отменяет. Он носит с собой кинжал и преследует фокусницу, оставаясь незамеченным, ведь, прямо скажем, волшебнице некогда следить за такими людьми, ведь их великое множество. Он хочет покончить с этим как можно скорее и даровать Затанне свободу, однако смерть в данном случае - вещь наиболее абсурдная и нелогичная. Фанатик не знает, что на последнем выступлении предчувствие Затанны сказало ей о нём; не знает, что она будет осторожна, когда будет возвращаться домой. Не знает он и того, что в историю вмешается та, кто совсем ему незнаком. И она не имеет ни малейшего понятия о том, что знает Затанна. Она лишь знает, что ей грозит опасность. И что отложенный надолго разговор может начать попытка спасти волшебницу от смерти, о которой та прекрасно знает и может позаботиться обо всём сама.
Пустынную улицу озарит неяркий свет кинжала и гулкий стук оружия об асфальт.
Ах, да. Вы знали, что в Майами не бывает снега? Быть может, сегодня судьба ему, наконец, пойти?

Отредактировано Rachel Roth (2014-03-19 00:29:07)

+1

2

Смена обстановки, которая на этот раз была слишком разительной, стала в итоге непривычной. После холодного Готэма было странно оказаться в Майами, где люди, похоже, не знали, что такое холод. К тому же, город не был поражён, как это было с Готэмом. Там Рейчел чувствовала, что город страдает и ему нужно если не скорое избавление от мучений, то лечение уж точно. Здесь же, напротив, всё было слишком спокойно, слишком хорошо. Создавалось ощущение того, что всё неприглядное просто задвинуто в дальний угол, и что антиутопический вид этого города сможет купить себе лишь самых наивных гостей, которые сюда приехали. Так или иначе, но этой зимой Рейчел нужно было закончить с прохождением квалификации и вернуться в Метрополис. Пройдя основную часть в Готэме, здесь оставалась только бумажная волокита, которая, тем не менее, требовала времени. Только времени - ни сил, ни усердий. Каждое утро Рейчел выходила из дома, чтобы оформиться в одном месте, получить квиток в другом и отдать его - в третьем. Иными словами, уходила из дома ни с чем и возвращалась ни с чем. В такой суете прошла примерно неделя.
Спустя неделю Рейчел начала привыкать к ритму жизни, который задавал этот город. Вероятно, и климат влиял на его жителей и на всё, что происходило здесь. Город жил - по сравнению с Готэмом это был задорный юнец, который танцует и выписывает ногами кренделя, а на того, словно судья, взирает средних лет мужчина с проседью в волосах и скептически покачивает головой, не понимая таких всплесков энергии, но при этом прекрасно помня, что когда-то был таким же.
Невольно, но желая этого подсознательно, Рейчел оказалась втянута в культурную жизнь города, и ей это нравилось. Нравилось, что она ничем не отличается и не использует ничего такого, что могло бы заставить себя чувствовать свои отличия от других. Майами дал ей куда больше, чем она планировала. Быть может, если бы любой житель произнёс эту фразу, она бы не имела никакого смысла, но вот для Рейчел это были очень важные слова. Она повторяла их каждое утро. Тихонько, но радостно. "Майами заставил меня почувствовать себя человеком". И ей это очень нравилось.
Прошлая ещё неделя, и декабрь медленно таял - сродни снегу, которого в этом году в Майами, похоже, не предвиделось. Было прохладно, но по сравнению с Готэмом тут царила настоящая жара. Где, конечно же, не было места такому чуду и завораживающему явлению, как снег. Впрочем, было место другим.
Рейчел и не думала осуществлять каких-то планов, но эти планы сами нашли её. За время оседания в Майами она обзавелась несколькими знакомыми - некоторые тоже ждали результатов квалификации, некоторые были путешествующими и просто впитывающими культуру городов. Третьи жаждали новых знакомств, а четвёртые оказывались людьми, которые не очень-то и впечатляют, но почему-то, по законам города, с ними постоянно сталкиваешься. Однако, речь пойдёт о людях первых двух категорий - они-то и решили посмотреть на знаменитую фокусницу. Рейчел не могла отрицать, что в сердце кольнуло, когда ей объявили, что, мол, надо посмотреть на искусство Затанны. Рейвен заволновалась, но не показала этого, и ей как никогда хотелось отказаться. Воспоминания о прошлом были не очень радостными. Не хотелось вспоминать это недоверие, которое ей выказала волшебница; не хотелось снова ловить её осуждающий взгляд. Рейчел бы с радостью могла раскрыть себя, что она возродилась и жива-здорова, но она помнила то отношение и... как ей казалось, смерть Тригона ничего не меняла. К тому же, давая шанс кому бы то ни было, Рейчел не могла порой посмеиваться над иронией, согласно которой она всегда помогала людям перестать быть изгоями среди своих, в то время как сама была изгоем.
В конечном итоге Рейчел всё же согласилась пойти, чтобы не прослыть подозрительной. Ей не хотелось думать обо всех нюансах или мелких неприятностях, которые могли произойти. Рейчел решила абстрагироваться ото всех проблем и в первую очередь от прошлого. Ей хотелось верить, что вот такое неведение (а, быть может, и знакомство по-новому) принесёт ей более хорошие воспоминания, чем те, что есть сейчас.
Словом, всё шло своим чередом, и уже стоя среди приятелей и смотря на волшебницу на сцене, Рейчел понимала, что зря так волновалась. В этом празднике, наполненном магией и восторженными фанатами её будет сложно заметить и ещё сложнее опознать даже в том случае, если она вдруг использует свои силы. Пока можно было просто смотреть на чародейку и радоваться тому, что у неё после того инцидента всё идёт хорошо.
Вечер полностью вступил в свои права, когда представление закончилось. Народ стал расходиться, включая и недавних приятелей по интересам. Рейчел поняла, что в оставшуюся часть этого дня она предоставлена самой себе. Оглядев ещё раз сцену, она уже собралась было уходить, как вдруг...
Как вдруг взгляд её наткнулся на человека, который уходить явно никуда не собирался. Рейчел была готова поклясться, что он стоял в тени всё то время, что Затанна выступала, и теперь явно чего-то хотел. Выбирая из сотни возможных вариантов, Рейчел речила просто проследить за ним. Этот тип ей не нравился, то применение магии было своего рода громким криком для других магов. Рейвен не хотела быть опознанной... снова. Снова проходить через всё эти косые взгляды, снова быть окружённой союзниками, которые на самом деле только и ждут, что повода усомниться. Рейвен была не готова разрушить всё, что у неё сейчас было. А было у неё многое. Её устраивала та жизнь, другая. Собственный отец и противостояние, в ходе которого ей пришлось умереть, сейчас, напротив, казалось плохим сном, который почти забылся.
Мужчина же, пока Рейвен колебалась, стоя поодаль, двинулся куда-то, и Рейчел последовала за ним, держась на приличном расстоянии. Место проведения представления располагалось на улице, и поэтому даже закулисье с некоторых точек обзора прекрасно просматривалось. А народу, кстати, почти и не было. Оставался персонал, призванный прибрать это место, которое уже завтра будет таким, словно сегодня тут ничего и не было, да несколько зевак, которые надеялись увидеть Затанну хоть одним глазом.
Закулисье позволяло прошмыгнуть туда сейчас без неприятностей, поскольку охраны уже не было. Подозрительный мужчина сделал это, и спустя несколько секунд, туда направилась и Рейчел. Пристройка, возле которой находилась сцена, и куда уходило закулисье, оказалась лишь помещением, где можно передохнуть, чтобы не ловить на себе взгляды. Ни Затанны, ни этого странного типа там не было, однако дверь, ведущая на улицу, оказалась открыта. Тёмное, зияющее звёздами небо нарушали тянущиеся вверх руки небоскрёбов и мигание огней, однако улица была достаточно пустынна. Не совсем безлюдна, но пустынна. Рейчел увидела заворачивающего за угол мужчину и ускорила шаг, сокращая расстояние. Повернув за угол, она увидела и Затанну. Волшебница неторопливо шла вперёд, а этот пренеприятнейший тип явно нагонял её. Зи не смотрела назад, как и этот тип, уверенный в том, что они одни. Возможно, он уже вошёл в состоянии эйфории, экстаза или нирваны, и теперь был сосредоточен только на черноволосой женщине впереди. Распахнув своё пальто, он достал кинжал, вроде тех, что используются для ритуалов. Рейчел была несведущей в плане оружия, однако то, что это опасно, поняла сразу. По мере того, как мужчина приближался к Затанне, Рейчел понимала, что неотвратимость положения достигла своего пика. Она не могла быть уверена в том, что Затанна знает об этом и может в любую секунду обезвредить горе-убийцу. Не могла быть уверена в том, что успеет сделать это раньше или позже, чем стоило бы вмешаться. И шаги мужчины сейчас были для неё как отсчёт часов. Словно отсчёт до роковых событий, когда хотелось оказаться как можно дальше. Рейвен могла использовать разделение души, чтобы обернуться птицей, выбить оружие из руки человека, чтобы тот вскрикнул, оружие упало, звякнув об асфальт и Затанна смогла бы доделать оставшуюся часть работы, пока Рейвен бы скрылась в Азарате, но Рейчел этого не сделала.
Отвечая на собственный вопрос "что делать?", Рейчел не могла найти чего-то, что подтолкнуло бы её к принятию решения, но то, что в итоге сделало это, оказалось совершенно внезапным.
Снежинка.
Едва различимая, чуть кольнувшая кончик носа, но снежинка. Одна. Другая. Словно дождь, пока слишком незаметный, но начавший идти. Хлопья наверняка даже не долетали до разгорячённой земли, но именно они заставили Рейчел поступить так, как надо было. Она сосредоточилась на этом типе, и тот вдруг остановился. Рука его ослабла и он выронил клинок. Рейчел была готова поклясться, что лязг оружия об асфальт был слишком, слишком громким. Мужчина же медленно осел на землю, на его лице появилась какая-то умиротворённая улыбка. Он был невредим и больше не опасен. Рейвен же юркнула в проулок, манящий своей тенью и прильнула к стене, надеясь угомонить дрожь. Ей не хотелось делать больше, чем нужно, чтобы сохранить то, что есть. Быть может, если Зи захочет поговорить. то ей придётся ловить Рейчел за руку, как маленькую девочку.

+1

3

Как бы Затанна ни нравился Майами, он не был ей ее любимой площадкой для выступлений. Да, жизнь здесь была завидной, а ее чародейка любила, несмотря на то, что у нее она была очень непростая, но оттого девушка себя и считал вполне достойной простых мирских удовольствий и редко себе в них отказывала. Не отказала она себе и в том, чтобы завести квартиру в этом городе, чье настроение во многом соответствовало ее характеру. Даже манера Затанны одеваться тут ни у кого не вызывала вопросов, отчасти из-за жаркого климата, отчасти потому что многие здесь просто привыкли к фокуснице и ее внешнему виду. Но вот поэтому Зи и нравилось возить свое шоу в непокоренные ею  ранее города больше, чем устраивать его в Майами, где публика была искушенная. С другой стороны, решение непростой задачи по-настоящему удивить местных зрителей было полезным занятием для фокусницы и ее профессионального роста, процесс не давал ей застопориться на достигнутых высотах, какими бы небывалыми они уже ни были. Приходилось выдумывать все более изощренные трюки, хоть и с не охотой, но вносить в программу больше номеров, завязанных на магии, а не на ловкости рук и хитроумных приспособлениях. Однако местные условия не очень способствовали продуктивной работе, круглогодично жаркий климат тянул понежиться под солнцем с коктейлем, а оставлять все на своих работников было не очень совестно. Тут опять же спасали чародейские силы, которые Затанна открыла в себе больше полутора года назад, они многое упрощали в процессе подготовки номера, даже если в итоге он не был магическим. Все наклеиваемое тут же склеивалось, сломанное чинилось, а громоздкое становилось легким как перышко.  Девушка уже начала думать, что слегка злоупотребляет ими. Но в последнее время не солнечная погода и гамак на пляже отвлекали Затанну от времяпрепровождения в мастерской, а важное ее сердцу дело, которому она отдавала столько времени, сколько могла. Речь, конечно же, о поисках чародейки своего отца. Все остальное делалось наспех, количество представлений сократилось, и проводились обычно по принципу «приехала-выступила-уехала», задерживалась она лишь в тех точках, в которых могла найти зацепки, относящиеся к пропаже Джованни Затары. И в Майами она в этот раз заглянула ненадолго, как бы этот город не манил остаться и подольше насладиться теплым декабрем.
Сегодняшнее представление прошло более чем удачно. Наверное, сказался тот факт, что занятая поисками отца Затанна давно не привозила сюда свое шоу, публика соскучилась и тепло ее приняла. Новые фокусы, которые девушка накопила за время отсутствия в Майами, зашли на ура. Она была довольно не меньше, чем зрители, и смогла ненадолго отвлечь свою голову от забот, состоявших главным образом в том, что ей предстоит продолжить свое семейное расследование. Поблагодарив всех, кто пришел, несмотря на праздники, окружавшие дату ее выступления, улыбающаяся фокусница попрощалась с ними, и напоследок сказала:
– И помните! Все, что вы сегодня видели – произведения магии! – после этих слов она послала расходившейся толпе воздушный поцелуй и удалилась с подмостков.
К сожалению, магия далеко не всегда была такой веселой и безобидной, как у Затанны на сцене. Магия отняла у нее отца. Но девушка не возненавидела ее за это, жизнь ведь она не разлюбила из-за потерь, которая та ей преподнесла. Она была уверена, что магия и вернет ей Джованни, а точнее Зи сама это сделает, укротив ее, в конце концов, клин клином выбивают.
Майами был тем городом, по которому было Затанне в удовольствие перемещаться и без мотоцикла или полетов по воздуху. Особенно в это приятное время суток, когда на улицы освобождались от людей и машин, а погода становилась прохладнее. Конечно, солнце и повсеместное движение тоже были по-своему хороши, но и тут иногда хотелось отдохнуть от этого. Однако насладиться одиночеством пока чародейке, похоже, не светило, кто-то упорно шел за ней следом. Девушка не оборачивалась, она с небольшим раздражением ждала, что шаги у нее за спиной утихнут. И те утихли, но не потому, что их пути с типом позади разошлись, раздался другой звук – звонкий лязг металла, упавшего на асфальт. Тогда Затанна повернулась и увидела мужчину, опустившегося на асфальт. Рядом лежал интересного вида ритуальный кинжал, Зи даже когда-то использовала похожий в своих представлениях. А этот тип, который, видимо, собирался сделать из фокусницы жертву в своем ритуале, будто бы сдался. Но даже если бы девушка не умела чувствовать вмешательство чужой магии, она бы вряд ли поверила, что преследователь передумал нападать по своей воле, осознав, например, что Затанна и впрямь может быть способна колдовать, слишком странное у него было выражение лица. Увлеченная происходящим, Зи не заметила еще одного чуда – с неба падали снежинки. Да и она уже забыла, что такого в Майами почти никогда не бывает.
– Ну и как мне благодарить своего спасителя, если он прячется? – спросила внезапно оказавшаяся в проулке чародейка.
Увидев девушку в тени, она добавила:
– Постой, мы знакомы?

Отредактировано Zatanna Zatara (2014-03-22 13:39:29)

+1

4

Рейчел усмехнулась - бежать от волшебницы с помощью магии было поступком не столько опрометчивым, сколько безрассудным и вообще очень глупым. Та всё равно бы догнала и потребовала бы объяснений, но теперь всё воспринималось как-то спокойнее. Рейчел больше думала о том, как им всё-таки не пересечься. Она была готова смотреть на Затанну с почтительного расстояния, но не разговаривать с ней, а всё это было затеяно только потому, что что-то пошло не так. Рейвен не жаждала встречи с людьми и прошлого, но умела за них беспокоиться. Затанна была из таких - несмотря на то, что в прошлом дружеские отношения у них не слишком сложились (и виной тому, надо заметить, был Тригон, и только он), Рейчел могла беспокоиться, сопереживать, защищать и делать много всего другого, что делают друзья. Наверняка, встречу в тёмном переулке можно было назвать судьбой и без упоминания всех деталей это звучало в высшей степени забавно. Впрочем, это было забавно, пока Затанна не заговорила. Да, разумеется, у неё есть вопросы, только Рейчел не знала, как и что ей ответить. Не знала, как волшебница отнесётся к ней теперь, и стоит ли эта встреча всей правды. Можно было что-то соврать, чтобы Зи засомневалась, а пока она размышляла бы над этим, Рейчел могла удрать через Азарат и в будущем не показываться в городе вообще, а сидеть преспокойно в своём снятом номере и выходить на улицу только лишь по делам.
Но при этом всё было не так уж просто.
Рейчел знала, что подобное использование магии оставляет уникального рода отпечаток, по которому как раз и можно выйти на колдовавшего. Иными словами, при определённом упорстве Затанна могла найти её. Хоть сейчас, хоть потом, хоть даже в другом городе, вот только стала бы? Это происшествие явно не тянуло на спасение жизни, но у чародейки было другое мнение на этот счёт. Рейчел же всё ещё молчала, раздумывая над двумя такими очевидными, но противоположными ответами. В целом, враньё не спасало её, потому что было неидеальным и непродуманным, а значит могло вызвать кучу ненужных вопросов в будущем, но всё-таки давало ей шанс на дружбу с Зи. Пускай с нуля, но ведь это лучше, чем ничего. А ещё была правда - идеальное оружие с лёгким оттенком радости и драматизма. Чего в этом случае Рейвен никак не могла утверждать. Ей было достаточно просто явить свою силу, как бы забавно и вместе с тем банально это не звучало. Просто показать Затанне, кто она есть. Волшебница наверняка вспомнит и тот образ и всё с ним связанное. Единственное, что сейчас изменилось - это костюм, которого на Рейчел не было, и о котором она решила не вспоминать, пока довольна той жизнью, что у неё есть. Да, это было эгоистично, а в этом случае её и раскрывало её, как человека, однако можно было понять, как Рейчел ценила человеческую сторону своей жизни, со всеми её достоинствами и недостатками. А теперь это всё в один момент можно подвергнуться изменениям.
Вероятно, Рейчел слишком привыкла, поэтому какая-то её часть ожидала подлостей от старой подруги (подруги ли?). Затанна, как хорошо помнила Рейвен, никогда не была такой. Благородная и готовая помочь - вот, что было про неё. И это, вкупе с деловитым дружелюбием и любопытством, которое сейчас проявила к ней волшебница и послужило решающим фактором в выборе решения.
Рейчел сконцентрировалась, применяя разделение души, и фиолетовое свечение, озарившее проулок, сделало её птицей, которая пролетела к волшебнице и деловито устроилась на её руке. Птичьи глаза - невообразимые по своей красоте - оценивающе смотрели на Затанну, пытаясь понять выражение её лица. Понять, что та чувствует сейчас, какие эмоции испытывает, вспомнила ли то, чего хотела Рейвен. Рейчел не спешила принимать человеческий облик, напротив - птица осторожно, чтобы не поранить чародейку когтями, вспорхнула на плечо, с него переместилась на другое, и, наконец, заняла место на другой руке волшебницы, снова заглядывая ей в глаза. Немая сцена затянулась - птица повела крылом, через некоторое время снова становясь девушкой, - склонившейся и благодарно сжимающей руку волшебницы.
- Зи, я просто хотела убедиться, что у тебя всё в порядке. Приятно было видеть, что твои дела идут хорошо, - добавила Рейвен - Я понимаю, ты хочешь меня осудить или сделать что-то подобное, но я не появилась раньше, потому что тогда, да и сейчас, меня всё устраивает. Всё после той битвы пошло так, как мне того и хотелось. Я поняла, что наконец-то смогу прожить жизнь без страха и посвятить себя чему-то полезному. Я нашла работу, которая, как мне кажется, наиболее подходит для помощи людям. Я забыла о своём эго, стараясь выбросить из головы всё прошлое. Но при этом мне никогда не хотелось забывать тех, кто помог мне. Мне просто не хотелось возвращать то отношение, которое я невольно вызывала к себе. Мне хотелось верить в лучшее и думать, что теперь у меня получится быть... более убедительной. Или менее подозрительной, - усмехнулась она - Я рада, если у меня действительно получилось спасти тебя, - Рейчел кивнула, и улыбка её стала по-настоящему искренней.
Снег до сих пор падал - но в переулке это было не так заметно. Должно быть, солнечный и жаркий Майами никак не вязался с таким образом. В городе этом были развлечения, но не было загадки. А сейчас, в этой тьме, которая едва-едва освещалась, Рейчел чувствовала себя очень спокойно и комфортно. Она чувствовала облечение, чуть только сказала обо всём Затанне. Было даже не так важно, если Зи всё-таки будет недовольна, потому что самой Рейчел было приятно. Она считала правильным то, что делает, а разве это не было самым главным? Хотя, в глубине души, ей просто хотелось продолжения разговора с человеком, который связывал её с прошлым. Каким бы плохим оно не было, в нём получалось найти и что-то хорошее. Зи-Зи была как раз из таких вот частичек - кусочков пазла, которых не хватало сейчас, в новом мире, который создала для себя Рейчел.

+1

5

Только Затанна спросила прячущуюся в тени переулка девушку, знакомы ли они с ней, как тут же сама ее узнала. Возможно, это произошло бы быстрее, если бы на Рэйчел был тот ее шикарное устрашающее облачение, которое фокуснице хорошо запомнилось и, по правде, вызывало у нее некоторую зависть. Зи тоже могла пробуждать у окружающих бурные эмоции своим видом, но несколько другого толка, враги бы не разбежались от одного ее вида как от Рэйвен в ее геройском костюме. Затанне казалось, что даже Бэтмен бы смотрелся безобидно и забавно рядом с ней. Возможно, если бы чародейка взяла с Рэйчел пример, то за ней бы не увязывались вооруженные фанатики, но Зи слишком любила свой образ из фрака, цилиндра, колготок в сеточку и прочего, ставший для нее уже классическим. В нем она как раз сейчас и была, поскольку шла с выступления, а пугать своим видом публику, пришедшую посмотреть на чудеса от милашки в цилиндре с афиши, было бы опрометчиво. В принципе, при помощи магии девушка могла за мгновение сменить свою одежду на какую-нибудь менее провоцирующую. Но не знала же, что кому-то вздумается поохотиться за ней с ритуальным ножом в городе, где она раньше без проблем гуляла в любое время суток. Ей, кстати, было интересно, как другие герои, скрывающие свои личности за выдуманными образами, успевали без колдовства переодеваться.
Сейчас Рэйчел производила совсем другое впечатление, нежели в костюме Рэйвен, пожалуй, даже противоположное. Неудивительно, что Затанна не сразу ее признала. Точный возраста этой девушки был фокуснице неизвестен, но в данный момент у Зи складывалось ощущение, будто она заговорила с застенчивым подростком, хотя ей всегда казалось, что если Рэйчел и младше ее, то на пару лет, не больше. Если подумать, то что-то такое робкое в ней было, и когда она обращалась к Затанне за помощью, как и трепетное отношение к иллюзионистке. Тогда Зи восприняла все это наигранным, поскольку лишь недавно открыла в себе волшебные силы, а Рэйвен явно обладала опытом в колдовстве. Разве что чародейская слава отца Затанны могла вызывать такой уважительный к ней настрой.
Глядя, как превратившаяся в птицу девушка перемещается по ее рукам и плечам, чародейка ухмыльнулась и вскинула брови. Наверное, по мнению многих, Зи, как и большинство фокусников, к животным относилась цинично, ведь сложно поверить, что все ее трюки, в которых они принимали участие на ее представлениях, проходили для них безвредно. А на самом деле девушка их так любила, что была вегетарианкой. Так что, возможно, Рэйвен смогла разглядеть во взгляде Затанны небольшой восторг и нежность, когда вглядывалась в ее глаза в своем птичьем обличье.  И хотя Рэйчел ей пока ничего не говорила, чародейка расценила ее поведение как выражение дружеского расположения, поэтому осмелилась погладить птичку. Когда та снова стала девушкой и взяла фокусницу за руку, Зи сначала высвободила руку, улыбнулась и похлопала в ладоши, а затем снова позволила схватить себя за нее. А после того, как Рэйчел выговорилась, чаровница сказала:
– Ну, не стоит тогда так убегать, будто ты в чем-то провинилась. Ты ведь действительно меня выручила, я как-то и не подумала, что этот тип может быть вооружен.
Обычно Затанна не обсуждала свою вторую жизнь, особенно то, что уже было в ней совершенно и необратимо. Не потому что скрывала ее, нет вовсе, просто пересмотр старых поступков  мог вызывать сомнения в их верности, а сомнения очень мешали в геройской деятельности, где зачастую необходимо было уметь быстро принимать решения и постоянно двигаться вперед, чтобы действительно не облажаться. В случае с Рэйвен речь скорее шла о том, чего чародейка не сделала. Поначалу, позже фокусница передумала и все-таки помогла ей, но это не значит, что теперь Зи совсем не чувствовала себя виноватой за то, что не сразу проявила отзывчивость, пошла на поводу у других, более опытных героев, что отказали Рэйвен в поддержке, и разделила их подозрительное к ней отношение.
– Слушай, – продолжила Зи, – ты так говоришь, будто я плохо к тебе относилась, но ведь я тогда просто была новичком в… этом безумном фантастическом мире, не знала, кому доверять, а кому нет.
Сменив выражение лица на более веселое, она поинтересовалась:
– Кстати, ты была на моем сегодняшнем шоу?
Внезапно Затанна потянулась вперед, приподняла голову, открыла рот и высунула язык, что со стороны, наверное, выглядело странно, особенно, учитывая, как близко к девушке она стояла, еще полшага –  и вплотную. Вскоре на ее язык упала снежинка, и по сосредоточенному на ней взгляду чародейки стало понятно, что за этим она его и высунула, как это дети обычно делают. Затем чаровница убрала язык и с задумчивым видом распробовала снежинку, словно по вкусу пыталась понять природу этого аномального для Майами явления.
– Твоих рук дело? – спросила она у Рэйчел.

Отредактировано Zatanna Zatara (2014-03-25 01:02:22)

+1

6

- Я сомневалась, как поступить, - ответила Рейчел - Сомневалась в том, что нам надо встретиться и поговорить. Я многого не знала, ты ведь знаешь. Я не знаю, что именно произошло после того, как я погибла. Что тогда решили остальные и что решила именно ты. Я подумала, что не стоит наверняка выяснять это, сбрасывая своё прикрытие. Но при этом я хорошо помню, что мне, как бы это иронично не прозвучало, спасли жизнь. И что ты сейчас действительно рада меня видеть.
Рейчел полагалась исключительно на то, что сейчас видела, не применяя своих способностей. Вообще, "чувствовать" Зи подобным образом казалось ей неуважительным поступком, даже учитывая то, что эмпатический дар не требовал этакого "всплеска" магии, который можно было уловить со стороны. Сейчас было совсем не нужно использовать какой-то дар, чтобы почувствовать настроение фокусницы и её эмоции.
Рейчел смотрела в её глаза, чувствовала её прикосновение и с каждой секундой всё больше успокаивалась. Не могла она упустить и действий Зи во время маленького представления, устроенного самой Рейвен. Пожалуй, сомнения, которые так долго терзали Рейвен до встречи, теперь столь же быстро улетучивались. Сейчас, вообще-то, было ещё рано говорить об этом, но Рейчел было хорошо рядом с Затанной. Спокойно. Даже учитывая то, какие условия столкнули их. Кстати, об этих условиях...
- Но теперь знаешь? - вопрошала Рейчел - Наверное, тогда дело было именно в этом. Я просила мне довериться, но никто не мог этого сделать. И то же самое могло произойти и сейчас.
Рейчел была уверена в том, что некие доверительные чувства между ними есть. У неё самой не было никаких причин не доверять Затанне, потому что там всегда хотела ей помочь и сейчас говорила то, как действительно считала, а не только то, что хотела бы слышать Рейчел. Что же касается доверия фокусницы... ну, странно ведь испытывать недоверие к тому, кто спасает тебе жизнь? Тогда чего ради, спрашивается..?
- Конечно была, - улыбнувшись, ответила Рейвен - Я не могла его пропустить. И вообще-то, мне хотелось пойти на него в любом случае. Даже если я бы стояла в первом ряду и ты бы невольно обращала на меня внимание. Мне хотелось быть уверенной в двух вещах - что всё пройдёт хорошо и что ты вдруг внезапно не узнаешь меня, если наши взгляды пересекутся. Как видишь, и то, и другое имело место быть, вот только мне пришлось сделать так, что всё прошло хорошо, а надобность во втором пункте отпала.
Улыбка Рейч стала шире, когда она увидела, что делает прославленная фокусница, которая в большинстве случаев (а особенно прилюдно) создавала себе серьёзный образ. Рейчел не знала, насколько строгий, но ей казалось, что и строгий тоже. А сейчас...
А сейчас можно было отвлечься на падающий снег. Он был всё такой же мелкий, будто дождь. Он падал и падал, но город, как и всё, что находилось вокруг, выглядел таким жарким, что снега не было. Он мгновенно растворялся, лишь только касался чего-нибудь. Мусорных урн, фонарей, асфальта или фигур девушек, стоящих сейчас не в самом лучшем месте для разговора.
- Нет, - пытаясь быть серьёзной (не получалось), ответила Рейчел - Но я бы наколдовала ещё снега, чтобы увидеть нечто подобное ещё раз. Ты можешь быть очень разной, Зи. И меня это по-прежнему удивляет. Со стороны кажется, что твои настроения меняются так часто, что невозможно за этим уследить. Это должно вызывать волнение и некоторую тревогу, но мне почему-то очень спокойно.
- Пойдём-ка,
- вдруг изменилась в лице Рейчел, походя больше на шкодливого подростка, которому хочется сделать что-то, чего нельзя делать. Держа Затанну за руку, Рейч вышла из переулка и направилась к тому самому возмутителю спокойствия, послужившим причиной встречи девушек. Тот, вопреки мыслям Рейчел, никуда не делся, продолжая с блаженной полуулыбкой сидеть там, где и опустился на землю. Сейчас Рейч хотела расшевелить его, чтобы узнать, какого чёрта ему понадобилось всё это. Свои действия Рейвен никак не объясняла, но, пожалуй, тут было не только рвение помочь и узнать, случайный ли это фанатик или целый культ, который внезапно стала волновать жизнь Затанны.
А дело было вот в чём - Рейчел просто хотела остаться. Хотя бы ещё на пару дней. Ей казалось, что встреча будет чем-то мимолётным, но она не была готова к тому, что встретит именно подругу. И просто так, с ходу говорить об этом ей не хотелось, помня о различных моделях поведения. Вообще, Рейвен не любила думать о каких-то аспектах работы и этой куче теории, когда просто говорила с людьми, но сейчас подобные мысли упорно посещали её, раз за разом.
Она сосредоточилась на пребывающем в нирване мужчине и уже через несколько секунд разочарованно вздохнула.
- Обычный помешанный на тебе фанат, - констатировала она, поднимая с земли оружие, - Но вещь довольно необычная. Быть может, нам расскажут, из какого музея она была украдена?
Убрать находку было некуда, а вот так вот стоять с ней посреди улицы было делом довольно опасным. Зачастую людям нельзя было объяснить, какие помыслы могут преследовать человека, обнажившего оружие посреди улице. Сейчас, правда, вокруг не было ни души, но кто знает, кого может принести сюда. Рейчел уже убедилась в том, что среди фанатов встречаются готовые на всё люди, а где один, там и много других может быть...
- Раз уж мы решили, что я сегодня спасаю тебя от вооружённых типов, быть может, я провожу тебя до дома? - столь же внимательно, как и несколько минут назад, в образе птицы, Рейчел посмотрела на фокусницу, пытаясь понять, насколько ей это нужно. - Скажем, ты могла бы рассказать мне по дороге, как планируешь встречать новый год.

+1

7

– Думаю, я стала разборчивее, – сказала Затанна, многозначительно улыбнувшись.
Затанна не слукавила, когда спросила Рэйчел, была ли та на сегодняшнем выступлении фокусницы, она действительно не углядела старую знакомую в толпе зрителей. Когда такие неординарные гости присутствовали без ведома чародейки на ее шоу, то обычно сами заявляли о себе к середине или к концу выступления, чем изрядно портили ей нервы, так что Зи была благодарная этой девушке за одну ее безропотность. Возможно, Рэйвен заметила умалишенного фанатика Затанны, еще когда стояла в толпе, но отложила прояснение ситуации до окончания выступления чародейки, что было очень учтиво с ее стороны. К тому же она избавила Зи от грязной работы, разобравшись с этим полоумным, да еще и сделала это так изящно и правильно. Фокусница это очень ценила.
– Какая скромность. Заметь я тебя, то вызвала бы на сцену в качестве добровольца для номера, – озорно подмигнула чародейка. – Ты ведь догадалась, где были фокусы, а где магия?
Фокуснице, возможно, следовало бы быть более серьезной в сложившейся ситуации. По крайней мере, для сохранения имиджа. Но ей хотелось, чтобы для собеседницы их разговор проходил максимально комфортно, это меньшее, что Зи могла сделать в благодарность за то, что Рэйчел выручила ее, несмотря на напряженные моменты из прошлого, которые связывали чародеек. Поэтому Затанна была довольна, услышав от девушки, что та сейчас чувствовала себя с ней спокойно.
Чародейка позволила Рэйчел вывести себя за ручку из этого темного переулка. Затанна сразу догадалась, куда направлялась ее знакомая, а точнее, к кому. Она и сама уже начала подумывать, что неплохо было бы проведать их «третьего лишнего». Хотя о том, что он все еще там, где фокусница его оставила, девушка не беспокоилась, зная способности Рэйвен, она не сомневалась в надежности и долговременности ее чар. И те не подвели, выйдя из переулка, Зи увидела, что ее горе-преследователь сидит на том же месте и с тем же выражением лица, что и несколько минут назад. Глядя на него, пребывающего в блаженном состоянии, Затанна вдруг осознала, что у чародейки, чью магию она считала сомнительной и нечистой, методы пресечения насилия гуманнее, чем у нее самой. Как бы фокусница поступила с этим фанатиком, если бы Рэйвен не вмешалась? Скорее всего, применила бы какое-нибудь грубое заклинание, сбила бы с ног и обездвижила. А Рэйвен смогла обезвредить этого типа так, что тот не то что боли не почувствовал, еще и наслаждение получил, судя по его полуприкрытым глазам и довольной улыбке.
Поскольку в телепатии Затанна сильна не была, копание в разуме помешанного она полностью оставила Рэйчел, а сама смотрела. Но не столько на фанатика и его кинжал, который подняла ее знакомая, сколько на саму девушку. Фокуснице было интересно, могла ли Рэйчел и ее погрузить в такое блаженное состояние, помочь хотя бы на пару минут расслабиться и отвлечься от терзающих ее мыслей и забот, однако озвучивать это она не стала.
– Он и вправду хотел меня убить? И как же мы с ним поступим, оставим тут? Ты не подумай, меньше всего я сейчас хочу с ним возиться. Но и на свою спасительницу я не могу все свалить, –  сказав это, Затанна улыбнулась, а после сделала более настойчивое выражение лица, –  так что если я иду домой, то да, ты со мной.
– Я не уверена, что вообще буду его отмечать, – ответила чаровница на вопрос о встрече нового года. – Я в этом так и не смогла сделать того, чем занята уже не первый год, так что мне не до празднования, да и не думаю, что я того заслужила.
Сегодня Рэйвен открылась Затанне с очень приятной и милой стороны, потому фокуснице не хотелось быть мрачной, но вопрос о грядущем новом году был очередным напоминанием ей о том, чего ей не удалось сделать в этом – отыскать отца. А это, конечно, не могло не подпортить настроение, что сразу отражалось на лице и голосе девушке, даже если ее беззаботность до этого и была слегка наигранной. Девушка попыталась сменить тему:
– Кстати, я так и не спросила, а что ты делаешь в Майами?

Отредактировано Zatanna Zatara (2014-03-31 14:56:23)

+1

8

Было так странно слышать такие искренние слова от Зи... Ну, то есть, с одной стороны-то всё было похоже на счастливый финал, но то ли Рейчел впитала при контакте с тем фанатиком его сомнения, то ли что-то ещё, но она сомневалась. Ей хотелось вслух сказать что-нибудь вроде "ты не должна так быстро начать доверять мне" или "твоё доверие мне ещё нужно заслужить", но Рейчел не сказала ничего из того, что хотелось сказать. Она решила, что от собственных сомнений по этому поводу избавиться куда раньше, чем начнёт считать эту ситуацию действительно странной. А благодарить, получается, нужно было того придурка, который попытался осуществить свой план. Наверняка, у таких дома лежит целый оккультный набор для ритуалов, а ещё множество фотографий и личных вещей жертвы. Впрочем, особого фанатизма за ним не наблюдалось, однако он был расчётлив в своих действиях и никак не выдавал своего сумасшествия. А может, просто хотел проверить, действительно ли Затанна является настоящей волшебницей. Да уж - и ради этого определённо стоило идти на такое, хотя можно было остановить её возле сцены и попросить наколдовать чего-нибудь. С другой стороны, волшебник ли, фокусник ли, но секретов своих никогда и никому не раскрывает. Вот и решил один несчастный проверить, что с ним будет.
- Ты неправа, - заметила Рейчел - Я такая, какая есть не потому, что хочу показаться скромной, а потому, что чувствую свою вину. Вспомни нашу первую встречу - тогда ты могла назвать меня скромной? Я не помню, чтобы ограничивала себя в просьбах или уговорах. Но с того момента прошло много времени и теперь, когда я снова рядом с тобой, я чувствую вину. Постоянно чувствую. Не за то, что тогда произошло и точно не за своего отца, но вину за то, что я - та, кто я есть. Я знаю, что ты попытаешься заставить меня поменять это мнение, которое больше присуще человеку меланхоличному и неуверенному, но я в порядке, правда. Я просто объяснила тебе, что вообще меня может глодать изнутри. Однако при этом я ценю то, что мы не вспоминаем, что тогда произошло. Я бы чувствовала себя неуютно.
- Когда чувствуешь, где фокусы, а где магия, становится не так интересно, - перевела тему Рейчел - Поэтому я честно старалась получать такое же удовольствие от представления, как и все те, что собрались вокруг. Но вот насчёт вызова на сцену до нашего серьёзного разговора... - задумчиво проговорила Рейчел - Я думаю, что я бы заставила тебя как минимум пойти на пятиминутный перерыв со мной, прежде чем ты станешь использовать меня, как добровольца для чего бы то ни было. Просто объясняться на сцене, когда вокруг много людей, было бы странным. Вообще, пустынные улицы для этого тоже не слишком подходят, но ты же понимаешь...
- Поэтому я и решила тебя проводить. И наверное, поэтому мне не хочется так быстро уезжать.
Она поняла, что всё ещё держит кинжал в руке, но меньше всего сейчас хотелось выяснять, откуда он взялся и как попал к этому фанатику. Быть может, отсутствие кинжала в том месте, где ему положено быть, и вызвало бы какой-то резонанс, но Рейчел решила оставить это тем, кто будет с этим разбираться. Сейчас ей было не до того, чтобы идти по ночному Майами с оружием в руке, привлекая внимание редких прохожих. Даже несмотря на то, что их всех можно было нейтрализовать при желании, делать этого не хотелось. Именно поэтому Рейч не нашла более правильного решения, как снова положить клинок рядом с находящимся в нирване мужчине. Когда он очнётся, эффект не пропадёт, и он посчитает собственные мысли в отношении Затанны ошибкой. И, быть может, даже захочет извиниться.
- Я тоже не хочу с этим разбираться. Совсем не хочу, - улыбнулась Рейчел - Пойдём. Ты не волнуйся за него, если он тебя и побеспокоит, то только затем, чтобы извиниться за своё поведение.
Надо признать, Зи несколько помрачнела, отвечая на вопрос о праздновании нового года. Учитывая то, что сама Рейчел не праздновала его, потому что было не с кем, это выглядело как... ну, скажем, как зацепившаяся за нужный карниз "кошка", а потом вдруг не выдержавшая веса того, кто с помощью неё решил полетать. Почему-то сейчас в Рейчел, напротив, проснулась уверенность в том, что это нельзя так просто оставлять. Что надо разобраться в этом, раз уж одно доброе дело сегодня сделано. Здесь же должно быть и второе.
- Я здесь по работе, - ответила Рейчел - Меня отправляли в Готэм для повышения квалификации, а здесь мне просто нужно разобраться с документацией, которая всякий раз бывает готова не сразу. Фактически, тут мой отпуск. Я психологом работаю, - чуть погодя добавила Рейчел, исключая вопрос о специальности - Сейчас в одной из школ Метрополиса, а вообще в этом плане мне Готэм понравился. Город, конечно, тот ещё, но вот люди там запоминающиеся. Больше, чем где бы то ни было ещё.
А вот следующие действия было довольно странно предпринимать, учитывая, что до дома фокусницы они ещё не добрались, но Рейчел считала себя полностью готовой к тому, чтобы ей помочь. И знала, что всё равно поможет. Быть может, сейчас это выглядело довольно эгоистично и было, несмотря на всё, плохим, а не хорошим поступком, но Рейчел посчитала иначе.
- Знаешь, Зи, я ведь могу сделать так, что тебе будет лучше, - негромко начала Рейвен, коснувшись руки фокусницы - Я могу сделать так, чтобы ты посчитала, что заслуживаешь этого. И я знаю, что так будет правильно. И даже могу сказать, почему. Потому, что ты хороший человек и потому, что все проблемы - от сомнений. Хорошие люди заслуживают того, чтобы у них было счастье и заслуживают того, чтобы можно было ни в чём не сомневаться; их не терзает горе и не могут сломить неприятности, потому что они просто хранят при себе немного того счастья, которое у них есть, не забывая о нём.
Рейвен бы не дала Затанне вырваться, но не собиралась делать ей больно. Возможно, даже вернула бы ей всё то плохое и негативное, что при ней было, если бы та потом попросила, но сейчас нужно было сосредоточиться на том, чтобы забрать у неё негатив.
Было совсем незаметно, что они остановились и стояли друг напротив друга. Было незаметно, что снег всё так же падал и становилось чуть холоднее. Рейчел сосредоточилась на ощущениях - ей был необходим контакт с Затанной - и зрительный и тот, что был в прикосновении к её руке.
- Иди ко мне, - скорее потребовала, чем произнесла Рейвен, и, обнимая волшебницу, сконцентрировалась. Рейвен не могла объяснить, как именно работает её дар - вытягивает ли она негатив или просто уничтожает его так, что он переходит к ней в образе чего-то общего, нежели конкретного негатива других людей, ей самой было неясно. Просто это работало. И лучше всего работало именно через объятья. Возможно, со стороны это ни о чём не говорило, но объятья были очень сильным действием - для открытия человека, для поддержки. И символом доверия.
Рейвен забирала всё то, что могло делать людей хуже, чем они есть на самом деле и в этом, как ей казалось, не было ничего плохого. Она не стала внушать Затанне то, что внушила тому фанатику - ей всё же нужна была собеседница и подруга, а не овощ. Просто то, что она забрала, нужно было чем-то заполнить. Иными словами, отредактировать эмоции, что Рейвен и сделала. Вместо сомнений - решимость, вместо неуверенности - желание быть счастливой прежде всего.
Наконец, она отстранилась.
- Тебе лучше? - спросила Рейчел, внимательно глядя на фокусницу. И чуть погодя добавила - Становится холоднее, нам стоит поторопиться.

+1

9

Последние полтора года жизни чародейки были очень насыщенными, но она все равно не особо ощущала, будто их с Рэйчел сегодняшний разговор долго ждал своего часа, пока не услышала, как много, похоже, накопилось в ее знакомой за прошедшее с их прошлой встречи время. Затанна и не думала, что способна вызывать столько переживаний у девушки, с которой виделась все пару раз. От осознания этого чувство вины усиливалось, фокусница думала, что ответить тому, перед кем она его испытывала. Ей хотелось как-то дать знать, что внимательно слушает каждое слово Рэйчел, что сейчас не менее виноватой себя чувствует, успокоить ее, но в конечном итоге Затанна решила, что просто позволить девушке выговориться будет лучшим решением. Когда Рэйчел закончила, чародейка сказала лишь это:
– Ох, Рэйчел, не воспринимай все мои слова так серьезно, – в этот раз Затанна не стала улыбаться, чтобы Рэйчел не подумала, будто и к сказанному ей фокусница относиться несерьезно.
Затанна с неприкрытым волнением смотрела на то, как девушка кладет оружие рядом с типом, который хотел его использовать во вред чародейке. Она так и глядела на клинок еще некоторое время после этого, но все-таки решила довериться Рэйчел и переборола желание его забрать.
– Слушай, я не за себя беспокоюсь, а о том, как бы он ни подыскал себе другую жертву. Хотя, если он попробует пристать к Чудо-Женщине какой-нибудь, то я бы на это посмотрела, – хихикнула Зи.
Идя, Затанна старалась забыть о существовании фанатика. Услышав, что ее спутница работает психологом, она спросила:
– А ты только с детишками работаешь?
То, что затем сделала Рэйчел, было очень неожиданно, но стало своего рода ответом на вопрос Затанны. Она как будто прочла мысли фокусницы в тот момент, когда Зи уставилась на нее, оказывающую магическую психотерапию фанатику, и думала, что ей бы тоже не помешало что-то подобное. Двигала Рэйчел чуткость или телепатия – для Затанны это было неважно, она чувствовала, что ей хотят сделать приятное, и не противилась этому. Сначала она, не двигаясь, удивленно смотрела на обнявшую ее Рэйчел, но вскоре расслабилась и закрыла глаза. До этого момента ей и в голову бы не пришло, что объятия с малознакомой девушки доставит ей такое удовольствие. И, главное, Затанна поняла, что заслуживает подобные моменты.
– Было лучше, пока ты не отошла… то есть… неважно, – ответила Затанна. – Спасибо.
Фокуснице понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя после таких чувственных объятий и продолжить путь, сказав:
– Да, идем, тут уже недалеко.
Заботливость Рэйчел все больше изумляла Затанну, но она решила отбросить подозрения, поскольку поняла сегодня, как сильно ее спутница от них настрадалась. Рэйчел так рвалась отвести фокусницу домой, что Зи уже представляла, как та укладывает ее в кроватку и открывает книжку со сказками, чтобы прочесть ей на ночь. А что, чародейка бы не отказалась, голос у девушки был приятный. Она не замечала этого, пока та над ней не поколдовала, как и кучу других достоинств во внешности Рэйчел, которые сейчас стали для Зи явными и притягательными. Затанна осознала, что всю дорогу разглядывала спутницу, когда они уже добрались до двора светлого многоэтажного жилого здания, который и был домом фокусницы. Такие в Майами часто встречались. Отвернувшись в сторону, чаровница озорно ухмыльнулась, а когда они подошли к лестнице дома, снова посмотрела на Рэйчел, остановилась и заговорила:
– Готова поспорить, ты ожидала, что приведу тебя к коттеджу. На самом деле, я в этой квартире нечасто, поэтому роскошничать не было смысла, в ней я в основном только ночую. Но чай здесь найдется, насколько я помню, так что, если хочешь, проходи, угощу. Что-нибудь покрепче тоже будет, если надо. Ты что пьешь?

+1

10

- Я рада, - чуть было не ответила Рейчел, но решила ничего не говорить. Всё-таки, подобная терапия уже казалась ей чем-то несколько интимным, что она обычно предпринимала только в кабинете или там, где посетители могли расслабиться, а никак не посреди улицы, когда нельзя было даже на минуту подумать о чём-то отстранённом, чтобы какое-то время побыть в стороне, помечтать о чём-то абстрактном, но в то же время реальным, просто не принадлежащим этому миру. Рейчел поняла, что поторопилась, однако у неё получилось настроить Затанну на куда более оптимистичный лад, чем тот, что был у неё до этого. Единственное, о чём теперь можно было сожалеть, тоже куда-то ушло, и Рейчел в какой-то мере даже прониклась хорошим настроением Затанны, пожалев о том, что не может забирать себе частичку хорошего настроения. Что странно, после объятий, Рейчел не стали одолевать какие-то сомнения или тревоги, похожие на те, что испытывала Затанна. Идентифицировать их было сложно, однако сейчас, когда это уже было позади, Рейчел не стала уточнять, в чём же было дело. Просто отрицательные эмоции куда-то ушли и не хотелось уточнять, куда именно. Скорее всего, это просто было связано с тем, что в жизни Рейчел отсутствовало, а у Затанны было, именно поэтому Рейвен сейчас ничего не чувствовала. Пустота, впрочем, не была такой переменной, которая оставалась надолго; на смену ей приходили положительные эмоции. Радость встречи, радость того общения, которого не было раньше и, в общем-то... разве нужно что-то ещё для хорошего настроения?
- Я бы могла сделать больше, если бы не стояли посреди улицы, - задумчиво произнесла Рейчел и спустя пару секунд рассмеялась - прозвучало слишком уж двусмысленно, но она имела в виду, что обычно такая терапия занимала чуть больше времени, а это... это было только ободрением. С другой стороны, делать из Затанны одного из среднестатистических пациентов Рейчел не хотела. Заряда позитива им хватало надолго, но в это время они были слишком уж жизнерадостны. Нет, больных они не напоминали, но у человека с реалистичными взглядами на жизнь (или хуже того - пессимистичными) такие вот весельчаки вызывали только раздражение. А раздражение обычно было чревато жертвами или новыми пациентами, получившими какую-то моральную травму.
- Я рассматривала несколько вариантов, - ответила Рейчел, когда девушки, наконец, пришли - Во всяком случае, это куда удобнее, чем персональный коттедж. Учитывая таких фанатов, как последний нейтрализованный, тебе бы понадобился железный забор под напряжением и стая голодных собак, чтобы защитить ценные вещи. И потом, шик - он слишком вычурный, кричащий о себе, притягательный для других. Даже не зная толком ничего о тебе, я была уверена в том, что тебе порой хочется отдыхать от этой популярности. А ещё я, кстати, ни разу не спрашивала, почему ты выбрала такую профессию.
Кое-какие мысли на этот счёт у Рейчел были. Силы и способности говорили за них - а заниматься ещё чем-то законным, имея при себе магический дар, было сложно. Разница в том, что Затанна порой даже могла и не скрывать его, а вот использование сил самой Рейвен было не совсем честным ходом по отношению к другим психологом, которые пользовались совсем другими методами. Фактически, Рейчел довольствовалась личной выгодой, однако это, если задуматься, было единственное, чем она могла заниматься. Ну, если не считать игры в покер и других занятий, где можно было применить чтение мыслей и прочие игры с разумом. Использовать больше Рейвен не решалась, хотя ещё отец говорил, что она не тратит и половины своего потенциала на правильные дела. Которые, пожалуй, можно было сравнить с подсматриванием результатов в будущем. Отсюда - совершенно ненужная слава. Вообще, в любом случае это неизбежно привело бы к чему-то похожему на жизнь Затанны. И отсюда же... Впрочем, такие вопросы можно было оставить на потом.
- Хорошо, - легко согласилась Рейвен - К тому же, я должна убедиться, что завтрашний и послезавтрашний день ты проведёшь уже не так, как планировала. Вообще... мне бы многое хотелось спросить, причём... - улыбнулась Рейчел - не связанное с тем, что было раньше. Просто мы... не знаю, как описать это понятными словами, но будто хорошо общались в прошлом, а сейчас снова встретились и нужно обсудить последние темы, рассказать о том, что было...
- А пью я... - задумалась Рейвен - А что у тебя есть? И не позднее ли время для такого? Вдруг тебе завтра снова где-то выступать, а мы сейчас за разговорами с рюмкой проведём больше положенного, а завтра ты будешь не в состоянии куда-то пойти? Или волшебники не пьянеют? - улыбнулась она - Учти, я не умею снимать похмелье так же, как плохое настроение.
Путь до квартиры Затанны занял ещё какое-то время, и за это время Рейчел, пожалуй, смогла решиться, чтобы задать свой вопрос. Не то, чтобы он был личным или очень важным, просто это было любопытно. И несмотря на то, что Рейчел предугадывала возможный ответ, она всё равно хотела услышать это от самой чародейки.
- Зи, - начала Рейчел - Скажи, а ты довольна своей работой? Не пойми меня неправильно, просто... не казалось ли тебе, что ты можешь реализовать свои способности как-то ещё? Или, порой, не хотелось ли тебе искать и найти такой вариант, где ты будешь выкладываться по полной. Ведь все эти выступления - это же, по большому счёту несерьёзно. Конечно, для тех людей, которые приходят на это посмотреть, всё очень здорово и круто. Да что там говорить - несколько часов назад я сама была на месте этих людей и мне нравилось, что происходит на сцене, но... ты думала о каких-то вариантах, которые были бы серьёзными для тебя?

+1

11

Затанне понравилась та небольшая магическая терапия, которую провела Рэйвен, после нее она чувствовала себя бодрее, уже не так мучилась от вины перед ней и своим отцом.  Но эксплуатировать эту девушку для снятия напряжения не входило в ее планы, несмотря на то, что Рэйчел сказала, что могла бы сделать больше, не стой они на улице, фокусница не для того вела ее в свою квартиру. Ей двигало чувство благодарности, Затанне думалось, что просто распрощаться с ней, после всего, что та для нее сделала, было бы неправильно, а еще внезапно возникшая у Зи симпатия к этой особе. Чародейке казалось, что сегодня она разглядела в Рэйчел то, чего раньше не замечала. Возможно, родственную душу.
– Ну, особо ценные вещи я здесь не храню, – ответила Затанна, когда они подходили к ее дому.
Вопрос от Рэйчел о том, почему она стала фокусницей, стал для Затанны немного неожиданным. По сути, ее отец определил то, чем она будет заниматься, но ощущение того, что она была лишена выбора, она не чувствовала, потому что искренне любила фокусы и сцену. Если бы Затара взялся обучать ее своему мастерству, то она, будучи ребенком, сама бы его докучала с просьбами показать, как делается тот или иной фокус. Хотя, в общем-то, она порой это и делала, когда видела, как он исполняет какой-нибудь тяжелый трюк, за который ей в силу неопытности было рано браться.
– Мой отец был фокусником. Но не подумай, что это что-то, просто навязанное родителями, мне нравится эта профессия. Я не знаю другой, в которой была бы так же хороша, – пожала плечами Затанна.
Рэйчел продолжала проявлять заботливость, но фокуснице это не надоедало, она все больше ей умилялась. Только Зи хотелось, чтобы девушка чуть больше думала о себе и чуть меньше о ней. Уж с алкоголем и всеми его последствиями Затанна как-нибудь справится.
– Вино должно быть точно. У меня на завтра нет особых планов, тем более выступлений. Я бы хотела встретить новый год с семьей, но, увы, давно ее лишена, –  вздохнула Зи, но затем улыбнулась, стараясь, не зацикливаться на грустном. – Ты лучше скажи, нет ли у тебя молодого человека, которого бы обеспокоило твое отсутствие в такое время? Будь я на его месте, я бы беспокоилась за такую красотку.
Поднявшись по лестницы и выйдя в длинный коридор с множеством дверей, за одной из которых и располагалась ее квартира, Затанна на ходу ответила на последний вопрос спутницы:
– Ох, ты затрагиваешь слишком серьезные темы, когда больше всего я хочу выпить бокальчик-другой и расслабиться. Но вариант есть. Ты будешь смеяться, но и в этом я хочу пойти по стопам отца. Он ведь был не только фокусником, но и магом, изгонял всякую нечисть из нашего мира. За это, конечно, деньги не платят, но все ведет к тому, что мне тоже придется этим заниматься. Однако спасение мира от всяких демонов я хочу начать со спасение моей семьи от них, освободить отца… Так, мы пришли, – сказала Затанна и остановилась у двери с номером 64.
Затанна пошарила во внутренних и наружных карманах пиджака, после чего посмотрела на Рэйчел с таким видом, будто так и думала, что ничего там не найдет.
– Я забыла ключ, но это не беда, ты же знаешь, – сказала чародейка и подмигнула девушке.
После чего она наклонилась к замку, приложила ладонь к двери и прошептала:
– Ясйоркто.
Раздался щелчок, Затанна потянула за ручку, дверь поддалась и открылась. Фокусница отошла в сторону, ближе к Рэйчел, улыбнувшись, жестом пригласила ее войти.
– Прошу, мадам, – сказала Зи и опустила руку на ягодицы девушки, мягко подтолкнув ее к входу.
Честно говоря, чародейке не хотелось после этого отрывать руку от Рэйчел, очень уж удобно она легла, ладошке было приятно, но она пересилила себя и сделала это, чтобы не вызвать у спутницы превратные мысли.
– Кстати, давай уж, и ты расскажи, почему решила стать психологом? – спросила Затанна, заходя в квартиру.
Самое примечательное в квартире волшебницы было, наверное, то, что она не выглядела как квартира волшебницы. Почувствовать присутствие чего-то мистического могли разве что такие гости, как Рэйчел, своим видом это помещение мало что рассказывало о своем хозяине. В данном случае не потому, что он часто в них прибирался, а потому что редко их посещал и не успевал наводить беспорядок. А в те редкие случае, когда успевал, магия быстро возвращало все на свои места.
– Тапочки те можешь взять, – добавила Зи, указав на белые тапки в виде кроликов, которые лежали рядом с входной дверью.

Отредактировано Zatanna Zatara (2014-05-22 18:06:52)

+1

12

- С моей стороны было бы бестактностью спросить, где же ты держишь ценные вещи, и существуют ли по-настоящему ценные вещи для фокусников. Думая о себе, я могу с уверенностью сказать, что ничего ценного ни в одной из тех квартир, где я обитала, нету. Привязываться к вещам - дело не такое уж плохое, но эта привычка может перерасти в зависимость, и мне бы меньше всего хотелось рыскать по горящему дому, ища вещь, которая с чем-то меня связывает. Самые лучшие вещи о ком-то - это то, что остаётся в наших головах. Воспоминания.
Рейчел нравилось, что Затанна так открыто говорит об отце. Надо признаться, теперь, когда фокусница была в хорошем настроении, сама Рейвен чувствовала себя несколько неуютно. Ей нравилось слушать Затанну, но она не могла при этом не думать о своём отце, который если бы и был вполовину так хорош, как Затара-старший, то Рейвен бы сейчас была совсем другим человеком, и, возможно, ей не пришлось бы покидать Азарат.
- Кто знает, кем бы я сейчас была и какую бы должность занимала. Если Тригон и желал видеть меня королевой, то двигался явно в противоположном направлении, обозначив лишь один из сотен дорог, которые могут привести к желаемому результату. И почему семейные проблемы - это такая вещь, которая преследует меня на протяжении всей жизни?
- Я тебя понимаю, - ответила Рейчел. И правда, слова фокусницы были обоснованы и, пожалуй, сама Рейчел тоже так считала. Глупо было, конечно, использовать тут фразу "где родился, там и пригодился", но подставляя это выражение под ситуацию, в которой были опытные маги, другой специальности и представить себе нельзя было.
Конечно, варианты были, и их было не так уж мало, просто, скажем, раскрытие убийств с помощью своих сил или, например, открытая демонстрация сил для того, чтобы люди поняли, кто их спасает - не вариант. Затанна, как была уверена Рейчел, пришла к единственно верной профессии в ходе других мыслей, но результат был один - менять ничего не хотелось.
- Я бы удивилась, если бы ты где-то срочно понадобилась прямо на новый год, - молвила Рейвен - Поддержу тебя, новый год с семьёй - это здорово, но, как ты понимаешь, я слишком давно лишена этой возможности, да и новый год для меня - праздник не семейный. Я воспринимаю его как возможность для чего-то нового. Скажем, увидеться с кем-то или встретить его в таком месте, которое будет играть определённую роль в следующем году. Ты ведь слышала слова о том, что "как встретишь этот праздник, так его и проведёшь"? Так вот, в этом что-то есть.
Рейчел не знала, решила ли Затанна перевести тему или давно планировала вопрос в таком духе, но он ей даже понравился и вызвал улыбку. Она ответила не сразу, даже несмотря на то, что ответ планировался честный и бесхитростный.
- Официально разрешаю тебе беспокоиться за меня вместо несуществующего молодого человека, - ответила Рейвен.
А вообще, Затанна заставила её задуматься насчёт наличия отношений другого рода, отличные от отношений с людьми, которые были у Рейвен. Она никогда не рассматривала того или иного человека как объект для чувств. Вернее, даже, как объект для других чувств, которые чаще всего она оставляла другим людям. То, что Рейвен обычно делала, и называлось симпатией или любовью. Быть может, не для большей части населения Земли, однако такие её действия вполне могли бы быть истолкованы как любовь в Азарате. Иными словами, даже то, что Рейвен сделала для Затанны, можно было считать проявлением симпатии, и дело было даже не в объятиях, а в передаче чувств. Это, конечно же, не считалось нормальным, но объяснить это другим было ещё сложнее. Рейчел даже не была уверена, что Затанна поймёт такую сложную интерпретацию.
- Однако, только дурак не понял бы такого галантного беспокойства с толикой флирта. Для этого даже психологом быть не нужно, - подумала Рейвен. Было забавно в большинстве случаев объяснять другим, что означает приглашение домой среди ночи, а потом самой попадать в такую ситуацию. Однако, это было ей даже в новинку, и Рейчел не чувствовала ничего такого, что могло бы внезапно заставить её уйти. Быть может, потому что Затанна видела её не первый раз, видела во всех ипостасях и, возможно, знала о ней больше, чем кто бы то ни было ещё.
- Это очень благородно, - честно ответила Рейчел - Честно сказать, у меня тоже были такие мысли, но я всегда буду помнить, кто я, и кем был мой отец. Если во мне была какая-то предрасположенность к плохому, я не могу действовать открыто теперь.
Она не сочла нужным раскрывать этот вопрос - да и Затанна наверняка понимала, почему так. Рейчел давно предпочла отказаться от альтер-эго, чтобы её считали мёртвой. Такой статус её вполне устраивал, а страхи о том, что прошлое внезапно вернётся, остались с ней на всю оставшуюся жизнь. И иногда Рейвен казалось, что лучше бы ей было умереть после той битвы. Временами она ловила себя на мысли, что к этому хочется возвращаться, но представляла неполную картину, как это обычно и бывает. Груз ответственности и разоблачения был слишком сильным препятствием, а признание со стороны других не казалось достойной наградой, поэтому... поэтому нужно было двигаться дальше, забыв о том, что когда-то было. Если это означало отказ от Рейвен - значит так тому и быть.
От этих размышлений её отвлекла магия Затанны, которая всегда казалась Рейчел чем-то удивительным. Сама по себе магия не вызывала у неё таких эмоций, а вот реализация посредством произношения слов наоборот - очень даже. Наверное, даже сама Затара не смогла бы ответить на вопрос "почему так получается", если бы Рейчел спросила и стала допытываться, в чём же секрет.
- А ещё я так и не упомянула вслух, насколько всё получается забавно, в том числе и с нашими отцами. Мой был поглощён идеей призыва в этот мир всякой нечисти, а твой - изгнанием нечисти из этого мира. Я бы могла пошутить, что они бы поладили, но это было бы слишком.
Проходя в квартирку, Рейчел невольно сосредоточилась на мимолётном движении Затанны, но не почувствовала в этом последствий своей терапии, что было довольно странно. Получается, Зи сейчас действовала так, как ей и хотелось действовать. Все эти попытки приободрить, сложные комплименты, ненавязчивые прикосновения... Это порождало любопытство Рейвен, которая пока не начала реагировать должным образом, но после этого касания она всё-таки решилась ответить. Причём ответить так, как того не ожидала бы Затанна. Правда же, вопрос вслух был бы слишком уж очевиден.
- Осторожнее, Затанна, а то я решу, что ты открыто флиртуешь со мной.
Телепатически, эти слова, которые она послала в голову чародейки, должны были прозвучать с толикой укора, но без осуждения. По правде сказать, Рейчел только втайне рассчитывала на то, что между ней и Затанной больше не будет какого-то недоверия, а уж на такой вариант развития событий она и не надеялась, думая, что даже если Зи хорошо отнесётся к её чудесному воскрешению, то всё равно будет что-то подозревать. А оно вот как повернулось всё.
Сняв обувь, Рейчел по-своему истолковала предложение надеть тапочки, однако противиться не стала.
- Какой тонкий намёк на то, что у тебя дома всем нужно быть пушистыми кроликами, - с улыбкой произнесла Рейвен.
Разговор насчёт необходимости выбранной профессии обещал быть долгим, поэтому Рейчел сначала дождалась обещанного волшебницей вина, и только потом (за это время можно было ещё выстроить ответ так, чтобы он не казался слишком сумбурным) ответить.
- Не хочу повторяться, но разве у меня были другие варианты? Понимаешь, больше всего мне хотелось оставить то, что было в прошлом. Совсем. Чтобы использовать второй шанс так, как бы его использовали другие люди. Мне комфортно живётся и так, когда я не привлекаю к себе внимания. Меньше всего мне хочется снова поддаться на что-то и совмещать внутри себя ту личность, которая живёт и наслаждается жизнью и ту, что была раньше. Я хорошо помню старую Рейчел, и даже рада тому, что она умерла. А то, что я использую для помощи другим людям... это лишь малая часть того, что я могу сделать для них. Теперь, когда я решила перечеркнуть всё плохое хорошим, это кажется мне единственным подходящим занятием. К тому же, когда я использую такую помощь, меня не могут обнаружить и почувствовать другие маги. Я могла бы попробовать себя в роли детектива, но криминальный мир так или иначе может свести меня с не совсем нормальными людьми, которым я не смогу противостоять, будучи Рейчел. А Рейвен, я надеюсь, осталась в прошлом навсегда. Именно поэтому мне хотелось бы попросить тебя никому не рассказывать обо мне. Я слишком стараюсь сохранить эту тайну.
Вино сейчас помогало говорить - и пусть Рейчел не так часто прерывалась, чтобы сделать глоток-другой, это было необходимо. Она не могла всё сразу сказать Затанне, но хотелось, потому что ей больше некому было об этом рассказать.

+1

13

С тех пор, как Затанну постигла разлука с отцом, чародейка отвыкла от того, что о ней может кто-то заботиться и защищать. Она и будучи фокусницей сама со всем справлялась, а теперь ее тогдашние хлопоты смотрелись совсем пустяковыми, когда к девушке вернулся волшебный дар, ее новые проблемы мало кому кроме нее самой стали по силам. Зи повадилась помогать другим, но сама в ответ не ждала того же, разве что по мелочам. А Рэйчел сейчас о ней как старшая сестра радела, и не то, чтобы ее забота была приторной, просто для чародейки это было немного в новинку. И неуютно было ощущать себя слабой и нуждающейся в защите. Затанна допускала, что Рэйчел могла преследовать какие-то корыстные цели, когда ей сегодня помогала. Девушка так легко согласилась пойти к фокуснице домой, ей вполне могло быть от нее нужно. Если бы так и оказалось, Затанну бы это немного расстроило, но она была готова узнать правду. Если нет, то чародейка бы почувствовала себя ужасно, прояви она несправедливую подозрительность, поэтому Зи задвинула подобные мысли подальше и старалась быть самой непринужденностью. Сценический опыт этому способствовал, да и фокуснице искренне хотелось верить, что Рэйчел двигал альтруизм или симпатия к ней.
Иногда не нужно долго общаться с человеком, чтобы он стал для тебя ближе чем многие, кого давно знаешь. Возможно, Затанна просто успокаивала себя этой мыслью, потому как в ее бурной жизни не хватало достаточно времени для всех хороших и интересных людей, которых она встречала, это еще было неплохо, если она успевала их разглядеть. Но в данный момент ей казалось, что Рэйчел была тому подтверждением. На самом деле, у Затанны было немало вариантов, как отпраздновать Новый год, один мобильный телефон был забит приглашениями. Хоть со своими способностями чародейка и могла посетить несколько мест, куда ее звали, ни на одно она пока не ответила. И ей стало думаться, что не зря и что она, кажется, знает, с кем хочет провести завтрашний праздник.
Поговорка про праздник, которую озвучила Рэйчел, чародейка слышала впервые и нашла ее интересной. Если ей верить, выходит, нужно осторожнее выбирать, как и с кем его справлять. А еще Затанна подумала о том, что если она правдива, то это неплохой способ обеспечить себе продолжительные любовные отношения, проведя Новый год с человеком, с которым вас связывают романтические чувства. У чародейки редко получалось долго встречаться с одним человеком, потому продолжительные отношения были для нее больной темой.
– Нет, не слышала, – ответила Затанна. – Звучит как колдовской заговор, это и впрямь так бывает? Никогда не предавала этому празднику такое значение.
Фокусница улыбнулась, когда девушка сказала про «официальное разрешение». Она ожидала, что у такой милой барышни с ныне нормальной жизнью и работой обязательно должен быть кто-то. Выходит, у них с Рэйчел было еще больше общего, чем Затанна думала. В жизни Зи сейчас проходил непростой этап, и ей не хватало кого-нибудь, кто был бы для нее кем-то большим, чем друг. Она не могла знать, испытывает ли Рэйчел нечто подобное, но решила больше не расспрашивать девушку на тему ее личной жизни. Ей казалось, что такое любопытство может вызвать раздражение, особенно у человека, который уже сказал, что сейчас у него никого нет.
– Ты же сказала, что у тебя нет парня, так что мне нечего бояться, – озорно улыбнувшись, вслух отшутилась Затанна в ответ на телепатическое послание Рэйчел.
То, что Рэйчел вдруг заговорила с ней таким образом, было для Затанны неожиданностью. Она стала думать, что совершила что-то неприемлемое, хотя нередко в шутку делала с друзьями подобное и не придавала этому особого значения.
– И почему все видят в этом какой-то намек? – спросила Зи о тапочках. – Хотя твой еще безобиден, обычно я слышу что-нибудь пошлое.
Сама Затанна переобулась в обычные махровые белые тапки, фрак сняла и повесила в шкаф, от ее прежней одежды на ней в итоге остались: блузка без рукавов с галстуком-бабочкой, жилетка, сетчатые чулки и трусы. В таком облегченном варианте своего сценического костюма она направилась к барной стойке. Достав бутылку красного вина и два бокала, Зи поставила бокалы на стойку и разлила по ним напиток, жестом пригласила Рэйчел сесть, после чего сама это сделала.
– Не волнуйся, Рэйчел, я никому не разболтаю о твоей старой жизни и твоих чародейских силах. Просто скажу, что тебе нравится меня обнимать, – сказала Затанна, подмигнув Рэйчел и ухмыльнувшись. – Если серьезно, то я все еще чувствую себя обязанной тебе. Никто ничего от меня о тебе не узнает, конечно же, как еще отблагодарить тебя – без понятия. Знаешь, – чародейка сделала паузу и опустила взгляд к своему бокалу, который был уже почти осушен, – я даже жалею, что ты не один из тех парней, которые видят в этих тапочках пошлый намек, – кивнув на обувь собеседницы, закончила девушка.

Отредактировано Zatanna Zatara (2014-06-13 16:09:38)

+1

14

Всё-таки жилищу Затанны придавала особый колорит сама его хозяйка; может, всё дело было в магии, но есть такие места, которые сами по себе выглядят чудесно, а люди дополняют эти места. Вероятно, с таких мест и складываются ассоциации, если потом вдруг надо вспомнить, кто и когда был где-то, и сколько при этом выпил. В случае с квартирой Затанны всё было иначе; сама чародейка украшала это место. Рейчел даже не думала обесценивать какие-то предметы, находившиеся здесь, но пока получалось именно так. А может быть, всему виной послужила именно "случайная" встреча.
Вообще, происходящее напоминало какой-то приятный сон, после которого обычно сохраняется хорошее настроение в течение дня или пока сон ещё не забылся полностью. Вроде бы ничего такого особенного, что может измерить человеческое счастье, не произошло, но на душе так приятно и спокойно. Рейчел, надо признать, подивилась себе, поскольку не так давно забрала сомнения и беспокойство Затанны, но та словно видела, как уничтожить негативные чувства, а не просто передать их кому-то и там и оставить. Обычно (да что там обычно - почти всегда) получалось по-другому, и приходилось избавляться от этих чувств самой, минуя периоды депрессий. Может, Затанна сама того не зная, помогала сейчас Рейчел, но это было вполне достойно благодарности. Быть может, не вслух, но достойно.
- Спасибо, Зи. Вот бы все люди были на тебя похожи.
- Возможно, так и есть, - усмехнулась Рейчел - Только когда постоянно сталкиваешься с самой настоящей магией, то слова о колдовских заговорах теряют привычную тайну, загадку и становятся чем-то обыденным. Когда обычные люди слышат это, они представляют себе какое-то чудо, а те, кто смотрят на всё это, словно из-за кулис, видят, как всё работает. Впрочем, говоря именно об этом заговоре, я думаю, что всё происходит случайно. Или почти случайно, - подмигнула она.
Да, встречу сложно было назвать случайной, однако случайность ведь поспособствовала этому. Ни Затанна, ни Рейчел никак не влияли на желания того одержимого исполнить свой долг. Да, он видел в Затанне какую-то особую фигуру, но пришёл к этому сам, без помощи девушек, которым суждено было увидеться. В этом точно не было никакого заговора. Либо, волшебницы просто не могли помыслить, что колдовские заговоры нынче происходят на таком уровне, который невидим чародеям.
Беседа принимала странный оборот, который Рейчел с одной стороны считала забавным, а с другой - довольно серьёзным. И, надо признать, её это немного пугало. Она прежде не рассматривала никого с точки зрения возможного романтического интереса, поскольку проблем от этого было больше, чем от жизни совсем без отношений. Рейчел было интересно, сама ли Затанна говорит об этом, или она до сих пор находится в аффектном состоянии из-за терапии. Вообще, второй вариант тоже имел место быть, потому что на других магов эта сила могла действовать как менее эффективно, так и более эффективно, чем на обычных людей. Меньшая эффективность была бы обусловлена тем, что у каждого волшебника есть определённый иммунитет к магии, а большая - тем, что силы схожи по своей структуре, но при этом разительно отличаются, что делает магию каждого конкретного чародея особенной.
Если честно, Затанна обескураживала её. И, более того, Рейчел грешной мыслью считала, что Затанна слишком хороша для неё, поскольку она была известной фокусницей и человеком, у которого не было проблем с собой. Рейчел же представляла собой запутанный клубок, состоящий из самых разных опасений. Помимо этого, Рейвен считала, что инопланетное происхождение тоже может быть вполне себе веской причины для отсутствия каких бы то ни было отношений.
- Интересно, а Зи землянка? - мелькнула забавная мысль и Рейчел не сдержала улыбки.
- Просто я удивлена, что тебя привлекают инопланетяне, - сощурилась Рейч.
- А тапочки, кстати, удобные.
- И как часто ты приводишь кого-то домой, чтобы гость примерил на себя эти тапочки? - задала Рейчел встречный вопрос. - А я, кстати, не увидела в этом ничего пошлого, просто кролики, так или иначе, являются частью твоего реквизита, вот так и происходит, что на сцене одни кролики, дома - другие, - не без юмора добавила она.
Наблюдая за Затанной, Рейчел дивилась, как та может и выступать в таком наряде и в этом же наряде сражаться. Вообще, мало что могло стать проблемой для такой чародейки, как Затара, но всё-таки вопрос насчёт анонимности - очень важный вопрос. Раньше Рейчел бы спросила её об этом, но сейчас, когда она, фактически, отказалась от своего альтер-эго, в чём-то она даже понимала, почему так. К тому же, по-настоящему могущественным врагам не составит труда узнать личность того или иного костюмированного героя. Лучшим вариантом в данном случае будет умереть и переродиться, но вряд ли такая шутка будет актуальной в данном контексте.
Рейч присела, коснулась бокала рукой, но пока не спешила пить. Вино сейчас было просто поводом поговорить, да и этот визит в гости был явно рассчитан не на пьяную вечеринку. Гостей было маловато, да и настроение было совсем другое.
- Ты напрашиваешься ещё на одно лечебное объятие, - парировала Рейчел - Ты знаешь, что это пустяки, я обязана тебе куда больше, чем можно себе представить. Вообще, дело во всех тех, кто помог убить Тригона, но поскольку всех остальных тут нет, то я буду благодарить только тебя. Это был слишком долгий гнёт, который длился несколько десятилетий, и я рада, что всё закончилось. Это было моей главной проблемой раньше, а теперь мне, кажется, нравится жить вот так, вполне обычной жизнью. Хотя, знаешь, если бы я не помогала людям, меня бы что-то тяготило. Хорошо, что я нашла возможность реализовать свой дар иначе, нежели снова становиться птицей с опалёнными крыльями.
Рейч пригубила вина. Обстановка вокруг словно вдруг стала располагать к этому, а пауза в беседе прямо-таки подтолкнула к опасному краю. Ещё делая несколько небольших глотков, Рейчел решила как минимум сделать то, что Затанна, вероятно, не стремилась получить так скоро, но на что намекала. В состоянии аффекта ли, или же это были её собственные, ничем не искажённые мысли - было не так важно. Сейчас Рейвен видела перед собой женщину, которую уважала и которой восхищалась; женщина, которая была одной из тех, что спасла её, поспособствовала её перерождению. Как можно было игнорировать всё то, что Затанна сегодня уже сказала?
- Как бы тебе ещё не пришлось жалеть об этом... - в улыбке Рейвен появилось кошачье коварство, когда она взглянула за фокусницу. Вообще, реализация плана была почти мгновенной, спонтанной, поэтому Рейчел сейчас не собиралась думать о последствиях. Всё-таки, такие порывы сложно объяснить, и каждый действует интуитивно в такие моменты. Рейчел поставила свой бокал на стойку, после чего проделала то же самое с бокалом Затанны. Первая мысль, конечно, была куда нахальнее - внушением заставить Зи опустить бокал, чтобы от внезапного решения Рейчел, чародейка его не выронила. Тем не менее, так оказалось тоже неплохо: Рейчел коснулась руки Затанны, забирая его, и в этом тоже была своя прелесть.
Она поднялась со своего места и теперь смотрела на Затанну сверху вниз, а сделав полшага вперёд, стояла теперь вплотную к ней. И, наклонившись, поцеловала её, положив руки на плечи фокусницы, а после, во время поцелуя, прижав их к её щекам.
- Ты ведь этого добивалась, колдунья? - пожалуй, всего спектра эмоций ментальная фраза никак не могла передать, но Рейчел стремилась произнести это задорно и игриво. И дело было совсем не в вине.

+1


Вы здесь » DC: Emergence » АРХИВ ФОРУМА » Snowflakes [30.12.2014]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC